Пасторы не дотягиваются до «вертикали»

Российский объединенный союз христиан веры евангельской (РОСХВЕ) считается крупнейшим в стране объединением протестантских ассоциаций, Церквей и групп. Однако стремление организации собрать под свое крыло все группы протестантов, прежде всего пятидесятников, порой наталкивается на непонимание и даже протест со стороны пасторов и общин в целом. Так, в начале августа получил развитие конфликт между общиной пятидесятников в Республике Коми и централизованной организацией.

В Рунете было обнародовано письмо члена местной Церкви «Божья Слава» Александра Березы, в котором он обвиняет руководство РОСХВЕ в лице его начальствующего епископа Сергея Ряховского в провоцировании раскола «из-за материального имущества, которое было оформлено на меня (Александра Березу. – «НГР»), но принадлежало служению Церквей «Божья Слава» по РК (Республике Коми. – «НГР»)». Это письмо, как следует из первых строк, написано в ответ на послание первого заместителя начальствующего епископа РОСХВЕ Константина Бендаса. Последний уверял, что РОСХВЕ «никогда не претендовал и не претендует на имущество КФХ (крестьянского фермерского хозяйства. – «НГР») в местечке Месью РК».

Суть этой запутанной истории заключается, по мнению членов Церкви «Божья Слава», в том, что после выхода общины из состава РОСХВЕ в 2009 году централизованная организация приложила все усилия, чтобы прекратить деятельность этой Церкви. Этого сделать не удалось, и после череды конфликтов как внутри самой общины, так и с представителями РОСХВЕ имущество Церкви, представленное крестьянским фермерским хозяйством, якобы было «захвачено» Союзом и связанным с ним благотворительным фондом «Город без наркотиков».

Сам Константин Бендас в ответ на просьбу корреспондента «НГР» прокомментировать ситуацию, сложившуюся в протестантской общине в республике Коми, и ее последствия сказал следующее: «Бывший пастор нуждается в психиатрическом лечении. Больше я прокомментировать это никак не могу… Мы на это не реагируем никак. У человека проблемы с духовной жизнью. Говоря языком медицинским, это психиатрический диагноз». Собеседник «НГР» также добавил, что упомянутый им пастор (Виктор Дудин. – «НГР») был снят со своей должности, не подчинился этому решению, стал производить разделение в общинах и перешел в другую ассоциацию. «Сейчас, как я понимаю, – сказал Бендас, – то ли против него, то ли против кого-то из его окружения либо возбуждены, либо готовятся к возбуждению уголовные дела в связи с растратой бюджетных средств, полученных на крестьянское фермерское хозяйство». «И вот они пытаются как-то привлечь внимание, какие-то голодовки, акции, и я, честно говоря, в это глубоко не погружаюсь», – заключил собеседник «НГР».

Этот конфликт мог бы так и остаться в списке локальных внутрицерковных столкновений, если бы РОСХВЕ не выступал в качестве одной из самых влиятельных протестантских организаций в России, сумевшей выстроить уникальные для пятидесятников отношения с нынешней властью. Сам Сергей Ряховский в письме главам ассоциаций и пастырям Церквей в составе РОСХВЕ в 2009 году отмечал, что Союз «с первых дней своего существования поставил следующие приоритетные задачи своего служения: представительство Церквей перед органами государственной власти, защита наших Церквей и религиозных прав верующих, а также помощь в координации работы ассоциаций и Церквей».

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин считает, что РОСХВЕ в осуществлении своей деятельности исходит именно из того, что является главным представителем всего российского протестантизма перед лицом власти. «Сейчас основной капитал РОСХВЕ – это лояльность по отношению к власти, к курсу президента Путина, к «Единой России», – добавил эксперт. «Это налаживание контактов с разного рода чиновниками, стремление лоббировать свои интересы и интересы части своих Церквей перед лицом администрации президента, в Общественной палате, – сказал Лункин. – Помимо этого, стремление консолидировать РОСХВЕ, создать из этого централизованную организацию, что, мне кажется, не до конца удается». Эксперт также указал на неспособность РОСХВЕ руководить всеми протестантскими организациями, хотя, по его словам, в Союз «входит не самая большая их часть – может быть, не более трети или чуть меньше всех протестантских общин России, прежде всего пятидесятнических». Невозможность полного контроля над общинами эксперт объясняет тем, что «РОСХВЕ до сих пор является организацией зонтичного типа» и на этом фоне «отношения с властями оказываются важным политическим фактором для сохранения своего влияния».

Однако тесные отношения с властями, которые де-факто позволяют эффективно добиваться нужных для сообщества протестантов России решений, политика лояльности к сильным мира сего привела к тому, что не только среди протестантских Церквей, не входящих в РОСХВЕ, но и внутри самого Союза зазвучала критика этой политики. По словам Лункина, «система лоббирования и лояльности, построенная Сергеем Ряховским, далеко не всех удовлетворяет, прежде всего потому, что те Церкви, которые вообще не имеют отношения к РОСХВЕ или не согласны с политической позицией Сергея Ряховского, не хотят, чтобы Ряховский и РОСХВЕ были главными символами протестантизма у нас в стране, это вызывает ревность». Кроме того, отметил эксперт, лояльность не приносит конкретных плодов, поскольку глава РОСХВЕ предпочитает в ходе встреч с представителями власти не придавать огласке возникающие в протестантских общинах конфликты и решать их кулуарно. Использование связей с органами власти, по словам Лункина, имело место не только в истории с Церковью «Божья Слава» в Республике Коми. Похожая ситуация произошла и с пастором одной из общин в Карачаево-Черкесии.

По мнению собеседника «НГР», иного выхода у протестантских общин, несмотря на их протесты против политики вертикали власти РОСХВЕ, просто нет. «Сейчас политическая ситуация такова, что излишняя революционность может повредить общинам, – говорит эксперт. – А при осознании греховности, моральной поврежденности политической позиции руководства они на эту позицию соглашаются, в том числе потому, что Сергея Ряховского некем заменить и никто не хочет на его позицию, потому что на его позиции нужно будет осуществлять те же самые действия».

Баптистский пастор Юрий Сипко, известный своей критикой «протестантского лоялизма», отметил в беседе с корреспондентом «НГР», что РОСХВЕ не способен провести централизацию всех протестантских общин. «Это фактически политическая акция, сращение с государственными силами», – сказал он. «Попытка централизации, так красиво оформленная, – продолжил Сипко, – на самом деле представляет собой гегемонию власти одного человека и его ближайшего окружения, которое в себе самом таит как раз и авторитаризм, и материальную заинтересованность и, конечно, тот политический капитал, который представляется сильным века сего». По мнению Сипко, лояльность РОСХВЕ к власти также условна, потому что «это лояльность лидера, это было его стратегическое видение, что развитие религиозных движений невозможно без поддержки и благословения сильных мира сего». Кроме того, «власти всегда желательно видеть процессы, которые происходят в общественных и религиозных формациях». По словам собеседника «НГР», эта политика не является стратегией всех организаций, входящих в РОСХВЕ, «ее исповедует и практикует только лидер, а на местах такая близость к власти встречает недоумение».

Остроту ситуации добавляет то, что протестанты всегда подчеркивают свою духовную независимость и приверженность принципу автономности Церквей и общин. Это как бы визитная карточка протестантов во всем мире. Поэтому многим из них трудно принять «властную вертикаль» этой «младшей сестры РПЦ». В то же время протестантские Церкви, в том числе находящиеся в составе РОСХВЕ, значительно укрепили свое влияние за последние 10–15 лет. Здесь нельзя не заметить результатов близости руководства организации к Кремлю. Так что русские протестанты, говоря языком Евангелия, все еще делают свой нелегкий выбор между Богом и кесарем.

Лидия Орлова
copyright www.ng.ru

 

Один комментарий

  1. так проснешься в одно время и ты уже в другом поле «старшего брата».

Комментарии закрыты